Бунт на Коломяжском

Бунт на Коломяжском

22.02.2012

«МК» в ПИТЕРЕ», 15–22 февраля 2012 года

«ПИОНЕРСКАЯ», ЗАКРЫВАЮ ЩАЯ ПОЛГОРИЗОНТА, ЗНАКОМА МНОГИМ ПЕТЕРБУРЖ ЦАМ. Жилой массив по строен в двух шагах от оживленного перекре стка, первые этажи зани мают торговые центры. Не дом, а гудящий улей. Жизнь кипит. Только ма ло кого радует — право защитники уже внесли дом № 15 корпус 2 на Ко ломяжском проспекте в свои черные списки. Права граждан игнори руют здесь преднаме ренно, систематически, с
корыстным интересом, утверждают эксперты.

Критическая масса все возможных злоупотре блений, а зачастую и просто прямых наруше ний закона достигла своего предела. Жиль  цы, безуспешно пройдя в поисках закона и спра ведливости все властные инстанции, грозятся устроить в Питере мас  штабную акцию проте ста. Угроза вполне ре альна — в знаменитой высотке проживает не менее четырех тысяч че ловек.
«МК» в Питере» разби рался в ситуации.

Эта история началась еще в 2003 году, когда на Коломяжском проспекте решено было построить многофункциональный 26этажный
жилой комплекс. Застройщик — известная в городе компания «Строительный трест». Лидер кирпичного домостроения, занимающий ведущие позиции на строительном рынке. Реклама обещала «квартиру мечты». Поэтому люди, въезжая в квартиры, не чувствовали никакого подвоха.
— Мы даже предположить не могли, с какими проблемами нам предстоит столкнуться на новом месте, — говорят они. — А на деле почти с первого дня мы находимся в состоянии постоянной борьбы за выживание. Мы в буквальном смысле боремся за «место под солнцем». Во двор не пройти не проехать. Огромный дом (почти полторы тысячи квартир!) оказался без обязательных общедоступных временных и гостевых парковок, спор
тивных площадок, нормальных мест отдыха и детских площадок. Для хранения транспорта жильцов руководители «Строительного треста» Евгений Резвов и Беслан Берсиров щедро выделили всего 21 (!) машиноместо, а для собственников нежилых помещений — вообще ноль.

А на площадке, предназначенной для общих парковочных мест, построили двухэтажную автостоянку на 98 мест, которую оформили в собственность треста, и теперь продают парковочные места по бешеной цене — по одному миллиону триста тысяч рублей. К ммерческий успех этой бойкой
торговли обеспечен не только отсутствием общедоступных парковок, но и отсутствием контроля со стороны чиновников Госстройнадзора (руководимым Александром Ортом), которым когдато писал «гарантийное письмо» господин Резвов, обещая выделить собственникам жилья более 200 мест в паркинге на 298 мест (на основании этого письма Госстройнадзор затем утвердил Генплан). Такая же картина на других
объектах ЗАО «Строительный трест», утверждают жильцы, при водя в пример дом на улице Беринга, где многоэтажный паркинг, обеспечивавший нормативное количество общедоступных парковок, оказался распродан частным лицам, а часть паркинга теперь занята продуктовым магазином. Или дом на улице Учительской, двор в котором такой маленький, что, будь такая возможность, машины в нем уложили бы штабелями. Как
при такой убогой инфраструктуре данные строительные объекты прошли экспертизу и были введены в эксплуатацию?

Ответ на этот вопрос нужно искать у службы Гостройнадзора СанктПетербурга, несомненно, сыгравшей ключевую роль в «парковочной эпопее». На обращения жильцов здесь отвечают одно: все места для временного хранения транспорта «реализуются на возмездной основе». И ведь прекрасно знают подчиненные Александра Орта, что места временного хранения потому и называются «временного», что предназначены для всех и не могут быть проданы комулибо. Это закон! Впрочем, по словам чиновников, общедоступная парковка у дома всетаки есть, но информацию о ее местонахождении Гос тройнадзор выдать не вправе, так как ее местонахождение является ни много ни мало коммерческой тайной! На попытку всетаки до биться внятного ответа звучит гениальная отговорка: «документы, необходимые для подготовки от вета, утилизированы».
Парковку нарисовали и продали Самое поразительное здесь то, как генплан, в котором должна была отразиться вся положенная инфраструктура, прошел экспертизу! Так, утвержденный генплан строительства от 2003 года предполагал создание 671 места для парковки (хотя по всем нормативам требовалось 1458 мест), но и этого на данном генплане нет —указано только 120 машиномест. Но «лакуны» в генплане застрой
щик заполнил в реале, и на внутридворовой площадке, которая по определению должна принадлежать всем жильцам в равнойстепени, господа Резвов и Берсиров решили построить двухэтажный паркинг, но не для всех, а только для тех, кто купит в нем места. А чтобы «успокоить» про
куратуру, предоставил в надзорное ведомство отличающийся от действительного градостроительный план земельного участка, в котором прямо в центре двора жилого дома нарисовал двухэтажный паркинг!

И чиновники Стройнадзора, и прокуратура Приморского района не стали сверять документ сомнительного происхождения с подлинным градостроительным планом, который не позволял строить двухэтажный паркинг внутри двора! В итоге подчиненные Александра Орта незаконно выдали и разрешение на строительство, и далидобро на ввод в эксплуатацию, как представляется, незаконного объекта. Больше того, оказалась сомнительной и окончательная редакция генплана, которую Строительный трест предъявил сотрудникам Стройнадзора для сдачи дома в эксплуатацию. Многоэтажный паркинг, указанный на предыдущем генплане и в котором Резвов письменно гарантировал предоставление парковок для жильцов дома, из последнего генплана исчез. И вновь пять этажей парковочных мест оказались в частной собственности Треста, а не в общей собственности жильцов. Жильцы остались с носом. Застройщик с прибылью.

На маленьком клочке земли Резвов с Берсировым построили огромный жилой комплекс, не обеспечив его даже минимальной инфраструктурой, а предназначенную для общедолевых объектовземлю занял своими частными объектами, предназначенными для продажи. После всего этого кажется удивительным, почемукрошечная детская площадка, вынесенная почти на проезжую часть, все еще никому не продана в частную собственность.
Эксперты утверждают, что такая практика становится общеупотребительной — государственные службы принимают первые очере
ди строительства без объектов инфраструктуры, веря обещаниям застройщиков, что они будут созданы в будущем. Но принимая по
следнюю очередь объекта недвижимости, чиновники «забывают» про все обещания, проверяя наличие парковок, детских площадок и
контейнеров для сбора мусора только для последней очереди, а что с инфраструктурой в первой, второй, третей очереди их уже не
волнует. Таким образом компания «Строительный трест» только на Коломяжском проспекте ввела в эксплуатацию жилой массив, не
соответствующий нормам градостроительного, жилищного и земельного кодексов. Вот тебе и лидер домостроения…
Земельные наделы для своих
Еще одну шараду загадал «Строительный трест» жителям, когда к дому подъехала асфальтоукладочная техника и начала заливать бетоном газоны… Выяснилось, что прямо под стенами высотки решено поставить торговые ларьки! Жильцы вновь возмутились, справедливо полагая, что
эта земля — общедолевая собственность. Тогдато и выяснилось, что земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, разрезан на куски. Ситуация непредставимая, так как Жилищный кодекс четко регламентирует право общей долевой собственности. Дом, земля под ним и прилегающая к нему территория — принадлежат всем жильцам.

И это право у них возникает по закону с момента регистрации права собственности у первого дольщика. Не может быть такого, что одна часть двора — это общая собственность, а другая — частная. Это противоречитсамой логике закона, здравому смыслу. Так каждый квадратный метр можно оформить в собственность, поставить вокруг не го забор и требовать плату за проход жильца в его квартиру. Но «Строительный трест» создал своего рода прецедент. Конечно, авторство этого ноухау принадлежит не только партнерам Резвову и Берсирову.

Без участия городского Комитета по земельным ресурсам и землепользованию сформировать, как по щучьему велению, совершенно новый кадастровый план никому бы не удалось. Очевидно уже, что никто с жителями на этот счет никаких встреч не проводил, согласия на «раздел» общего имущества не спрашивал. Все провернули тихим сапом, чтобы никто не узнал и не поднял крик. Потом территорию вокруг дома оформили в частную собственность, и участок площадью 1560 кв. метров продали некоему ООО. Еще один земельный надел выделили из общедолевой собственности специально под ресторан, который, как уверяют жильцы, принадлежит дочери директора ЗАО «Строительный трест».

Прокурор пишет под диктовку бизнесменов?

Жители высотки говорят, что чувствуют себя персонажами дурного трагифарса. Одни получают инфаркты на нервной почве, вторые меняют квартиру и съезжают, третьи включаются в изматываю щее противостояние. Остаться в стороне не удается никому. В конфликт, как в мощную воронку, попадают все, потому что затронуты интересы абсолютного большинства жителей дома. За это время были написаны сотни обращений в городские и федеральные органы власти — контролирующие и надзирающие. Сотрудники прокуратуры и УВД Приморского района также знают
адрес «Коломяжский проспект, дом 15, корпус 2» наизусть, так как регулярно посылают по нему официальные послания, в которых информируют жителей об отсутствии «состава преступления» в действиях застройщика.

Документооборот такой, что хватит устелить бумагами все полторы тысячи квартир высотки. У жителей высотки за это время появилось свое понимание специфики работы правоохрани тельных и контролирующих органов. Заместитель прокурора Приморского района Татьяна Судакова стала своего рода примером такой надзирающей деятельно сти, в которой входят в явное противоречие не только права граждан и права застройщика, но и позиции Смольного и прокуратуры. Так, еще в мае 2010 года вицегубернатор, курирующий строительную сферу, Роман Филимонов официально сообщил прокуратуре Петербурга и жильцам дома, что согласование проектной документации проводилось ведомствами города при условии обеспечения жителей парковочными местами для временного  хранения автомобилей на открытой автостоянке на 48 мест, многоэтажной закрытой стоянке на 298 мест и открытой стоянке на 135 мест.

«Учитывая изложенное, застройщику данных земельных участков необходимо предусмотреть стоянки для жителей», — резюмировал вицегубернатор.Только вот его резюме для прокуратуры ничего не значило. По мнению Судаковой, создание парковочных мест «осуществлялось на земельных участках, при надлежащих ЗАО «Строительный трест» на правах частной собственности», поэтому компания вправе распоряжаться этим имуществом «любым способом». В переписке с жителями высотки зампрокурора Приморского района не раз ставила их в тупик своими ответами. К примеру, слово в слово цитируя в своих официальных письмах поступающие к ней письма директора ЗАО «Строительный трест» Резвова Е. Г. Не нужно даже проводить лингвистическую экспертизу, совпадение во фразах стопроцентное.
Картина представляется абсурдная — зампрокурора, как какаято школьница, старательно переписывает чужой текст (в данном случае сочиненный коммерсантами), ставит печать прокуратуры и безбоязненно отправляет его за своей подписью гражданам (в таком контексте вполне понятным выглядит и решение Судаковой о прекращении проверки деятельности Треста на основании предоставленного градплана, подлинность которого
вызывает большие сомнения). Одно такое «переписанное» письмо Татьяна Судакова отправила 31 декабря 2010 года депутату Госдумы Пузанову, который запрашивал прокуратуру о злоупотреблениях компаниизастройщика, в результате чего дом оказался лишен всей положенной инфра
структуры. «Создание парковочных мест осуществлялось на земельных участках, принадлежащих ЗАО «Строительный трест», поэтому компания вправе распоряжаться ими как ей заблагорассудится, все соответствует нормам и проекту, прошедшему государственную экспертизу», — одна
из характерных цитат из ответа районного зампрокурора, полностью повторяющая пассаж из письма гендиректора ЗАО «Строительный
трест» Евгения Резвова.Неудивительно, что жильцы уже не верят тому, что Татьяна Судакова ошибочно отправляла требование о проведении проверки в органы правопорядка, которые не могли проводить никаких оперативных действий изза чужой территориальной подведомственности дел. А время тем временем шло, сроки рассмотрения заявлений жильцов словно нарочно растягивались до немыслимых пределов. Дошло до того, что на титульной странице одной из прокурорских депеш появилась красноречивая надпись «Непротив
«футбола» (орфография сохране на. — Ред.).

Уголовная карусель

На этом скандальном фоне — присвоения временных и гостевых парковок, приватизации земельных участков — бунтарские на строения жильцов подогревает деятельность управляющей компании «Уютный дом», которая была создана акционерами того же «Строительного треста».
Схема классическая: сначала при сдаче объекта Резвов и Берсиров учреждают свое ТСЖ, затем принимают решение о его ликвидации. ТСЖ прекращает свою деятельность, но не ликвидируется и остается в реестре юрлиц, чтобы жильцы не могли сами создать ТСЖ, поскольку существо
вание двух ТСЖ в одном доме не допускается. После чего имущество передают ООО. В данном случае таким ООО явилась «Управляющая компания «Уютный дом Коломяжский», возглавляемая Ольгой Мартыновской. Жильцы возмутились, полагая, что потеря ли контроль над эксплуатацией собственной недвижимости, начисления оплаты и расходования денежных средств. Собственники провели общее собрание, на котором решили возобновить деятельность ТСЖ, выбрать новое правление и поставить управляющую rомпанию под контроль жильцов.
Это решение вызвало резкое не приятие со стороны Мартыновской и господ Резвова и Берсирова. Рассказывают даже, что новоселам выдавали ключи только при обязательном подписании ими договора с управляющей компанией. А потом замдиректора ЗАО «Строительный трест» Беслан
Берсиров неожиданно вернулся в кресло председателя ТСЖ «Коломяжский, 15». Хотя эти полномочия он сложил с себя давно и отправил товарищество на ликвидацию… С подачи Резвова началась судебная тяжба с ТСЖ, на которой Берсиров выдавая себя за председателя ТСЖ, запутался в cвоих же документах, это его и подвело. Сначала он предоставил в прокуратуру протоколы от 15 марта 2010 года о его избрании предсе
дателем правления ТСЖ, а в суд представил собственноручно подписанную справку, что с 10 февраля по 24 марта 2010 года общих собраний членов ТСЖ не проводилось. Проверку по заявлению жильцов о возможных мошеннических действий со стороны руководства ЗАО «Строительный трест» поручили оперуполномоченному ОБЭП Петроградского района Шмелеву.

На сегодняшний день он уже шесть (!) раз отказал в возбуждении уголовного дела. И каждый раз прокуратура Петроградского района отменяла полицейское поcтановление как незаконное и необоснованное. Но отменяла не по своей инициативе, а только поcле того, как жильцы сами обжаловали в суде отказы Шмелева. «Карусель» закрутилась уже по седьмому кругу. Но опер Шмелев упрямо считает, что в действиях бизнесмена Беслана Берсирова, которого жильцы никогда не выбирали в правление ТСЖ, нет ничего криминального. Удивительно, но в то же время оперативник с первой же попытки нашел «признаки» преступления в действиях уже Светланы Скляр, законно выбранного жильцами на собрании председателя правления ТСЖ «Коломяжский, 15» — лидера инициативной группы жильцов высотки, противостоящих застройщику. Ее подозревают в самоуправстве — по сути в том, что она не позволила застройщику окончательно похоронить ТСЖ. Но подоплека этого уголовного дела кроется в другом. Как стало известно, дело основывается на том, что председатель правления ТСЖ Светлана Скляр, говоря о компании застройщика, якобы нанесла большой вред деловой репутации ЗАО «Строительный трест». Мол, поэтому потенциальные покупатели жилья вдруг утратили доверие к строителям…

Что стоит за этим обвинением? То, что председатель правления ТСЖ, беззащитная женщина, несет такую серьезную угрозу частному бизнесу, что ее решили вывести из игры с помощью уголовного дела? В прошлом году жители домов, которые построил «Строительный трест», объединились и написали коллективное письмо новому губернатору Петербурга. Чиновники в ответ доложили, что Жилищная инспекция проверила деятельность управляющей компании «Уютный дом», обслуживающей жилые дома по 17 питерским адресам. И сделала обескураживающий вывод: «факт надлежащего исполнения обязанностей ООО УК «Уютный дом» не установлен»! То есть, переводя с чиновничьего языка на общедоступный, выходит, что управляющая компания со своими обязанностями не справляется? В таком случае, почему она продолжает свою деятельность и дальше? На это нет ответа. Складывается ощущение, что все органы власти, словно сговорившись, участвуют против граждан в этой скандальной истории, которая буквально вопиет о беззаконии и правовом беспределе. Сами жильцы мириться с таким унизительным положением вещей больше не собираются. «Чиновники и бизнесмены толкают нас к социальному бунту»,



Комментарии:

  1. Гражданин поёт :

    Мартыновская — дама еще та. При попытке получить у нее ключи от чердачного помещения для реконструкции свитча на крыше, натолкнулись не просто на отказ — нас долго костерили по телефону, не объясняя причину такой резкой реакции. Потом мы сообразили, что надо было дать на лапу. Правда, все-таки получили свое бесплатно, как и положено по закону. Но след остался.
    Мерзкая душонка!

  2. John Lehnon :

    Ну а как еще привлекать внимание к проблеме, кроме как ходить к Президенту с премьером? В прессу писать, все верно, молодцы!

  3. Василиса Попова :

    В предложении «известная в городе компания Строительный трест» забыли добавить слово «печально». А то столько за ними тянется хвостов, не пересчитать..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие материалы
Комментарии